Развод по украински, или досрочным выборам быть...

Ситуация с распадом оппозиционного блока в Украине, помимо всех видимых и обсуждаемых сторон интересна еще и следующим: начинает просматриваться альянс сил, выступающих за перевыборы в Верховную Раду, и состоящий из не только политических, но и бизнесовых конкурентов в прошлом. Давайте посмотрим, кто входит в эту группу. Юлия Тимошенко, усиленная Аваковым и Турчиновым. Ни первый, ни второй ничем не засвидетельствовали своего отречения от бывшего, или бывшей "духовной наставницы". Их многолетний политический брак представляет наиболее долгоживущий союз, накопивший к настоящему времени неплохой потенциал. Аваков чувствует сегодня себя настолько уверенно, что может позволить себе откровенно игнорировать распоряжения президента. В его прямое подчинение входит национальная гвардия, представляющая из себя вполне боевую и обкатанную в войне силу. Часть нацгвардии представлена бывшими нацбатальонами, которые были введены в ее состав в процессе реструктуризации, и отличается известным радикализмом. Но здесь свое дело делает Турчинов, который крепко оседлал ура-патриотическую риторику и тянет радикалов на себя. Вот и выходит, что если не считать армии, которую для политических целей задействовать не так и просто, то почти весь силовой ресурс находится в руках оппонентов Порошенко. Недавний скандал с Савченко и обнародованными списками политик из этой группы прокомментировал так: не нужно ей было это делать - вся ненависть должна доставаться президенту, а так она тянет ее на себя. Предположили даже, что Савченко - проект Порошенко, чтобы переключить неприязнь с себя на другую фигуру.

Теперь о других ходатаях за перевыборы - будущую партию Левочкина, выделенную из оппоблока. Возглавит ее Бойко, а войдут в нее Фирташ, Шуфрич, сам Левочкин, и иные. Фирташ - прямой конкурент Юли по вопросам поставок газа в Украину, наиболее выигравший от Юлиного ареста, который был осуществлен не кем иным, как близким к Фирташу человеком - Хорошковским. Рассказывают, что на знаменитом совещании с участием силовиков, Янукович спросил: кто посадит Юлю? - И Хорошковский вызвался добровольно, будучи на тот момент заместителем председателя СБУ. После проявленной инициативы, за которой легко угадывались бизнес интересы их с Фирташем клана, он был назначен председателем, сделал свое дело, а потом и сам попал под каток, спешно бежав заграницу от преследований со стороны Януковича. Фирташ затаил обиду, а во время майдана поддержал вместе с Бойко развал пропрезидентской коалиции в парламенте. Нестор, - наш любимый Нестор, - дебошир и забияка, и к тому же очень близкий друг Юли, некогда бил лицо самому Порошенко, когда тот во время помаранчевой революции вместе с Ющенко уничтожал выборные списки зарубежных, в первую очередь российских, избирательных пунктов. Помните, выбитую дверь, Петю, которого Шуфрич - даром, что мал, - отделал по полной...? Что интересно, Левочкину Шуфрич тоже бил рожу, но теперь, видимо, обиды прощены, и Шуфрич войдет в новое образование, скрепив собой "молодую" семью.

Есть и еще одно интересное обстоятельство - на орбите этого новообразования постоянно вращается Виктор Медведчук, чем как-бы благословляет начатое дело своей репутацией близкого к Владимиру Владимировичу человека. Все крупные игроки этой новой коалиции и так были в разное время повенчаны с Россией, имея там крепкие связи и на экономическом, и на политическом уровне, а вовлеченность Медведчука вообще формирует мысль, что это российский проект. Тем более, что на Ахметова в последнее время усиливается давление даже у нас - на его Комсомольское рудоуправление, не слишком прибыльное, но все же входящее в его холдинг, было введено внешнее управление властями республики, а по Енакиевскому метзаводу поползли слухи, что его будут закрывать. А Ринат как раз представляет более лояльную Порошенко политическую группу в оппоблоке, которая будет теперь в виде отдельной политсилы возглавляться Новинским - партнером Ахметова по бизнесу, в недавнее время претерпевшего от органов, - и не приложил ли Аваков в этому руку? Но все это было бы занятно, и не более, если бы фигуры, которые вошли в эту ось: Тимошенко - Левочкин, - не были бы причастны самым непосредственным образом к майдану и войне на Донбассе. Получается, что Россия в очередной раз ставит на тех, кто уже себя продемонстрировал ее врагом. Что же, печально, но, с другой стороны - большая политика. На кого еще ставить, как не на конъюнктурщиков? Это у нас все просто: тут друг, а тут - враг. А в тех высях все работает по другому. Как говорил Кромвель про Англию - нет вечных друзей и вечных врагов, а есть только вечные интересы. Похоже, это актуально не только для Англии, но и для высокой политики в целом.

Окружающий мир - это не только то, что видно глазу.

             Прошедшим летом в Крыму я подвозил одного монаха, которого самого звали Георгием, и который совершал паломничество по монастырям, носящим имя святого Георгия. При общении выяснилось, что сам он насельник православного монастыря на Западной Украине. Пока длилась часовая поездка, он своим разговором укрепил меня в мысли, что наше представление об Украине, как о территории с почти поголовно отформатированным сознанием, мягко говоря, не соответствует действительности. Я, вроде как, и сам постоянно на этом настаиваю, но, видимо, где-то глубоко червь сомнения все же сидел - я ведь лишен возможности плотно соприкасаться с украинской средой, и потому мои выводы носят больше характер веры, что ну не может пропаганда окончательно сломить сопротивление духа и здравого смысла.

           Этот монах обратил мое внимание еще на один фактор, который мы почему-то сбрасываем со счетов, погружая свой мозг в политические дебри - на фактор исповедания веры. Люди верующие,- а сейчас я не имею ввиду украинских раскольников, хотя и они тоже к верующим имеют прямое отношение, - имеют перед всеми остальными одно труднооспоримое преимущество: они оценивают происходящее в миру по другим критериям, и менее всего подвержены воздействию пропаганды. Я специально вывел раскольников за рамки, потому что помню, как униатские священники во время майдана призывали к кровопролитию, а филаретовская церковь и сегодня, обращаясь не к вечному, но играя на конъюнктуре момента, "укрепляет" свои позиции, всячески поддерживая политику властей относительно русских и Донбасса. У нее в том прямая выгода: победа в борьбе с Украинской православной церковью Московского патриархата.

         То, что существует это явление - люди верующие и слушающие голос сердца и разума, а не голос пропаганды, впрочем, как и не вполне верующие - лишний раз убеждает меня в правильности моей позиции: нельзя концентрироваться на том, что более доступно. Средства массовой информации, интернет - все это только фасадная часть здания, в глубине которого прячется очень много скрытого от глаз. И не все из этого безнадежно. Главная наша беда в том, что мы легко возбуждаемся от прямого соприкосновения с носителями проблемы через доступные нам средства, особенно через интернет, и легко поддаемся незрелым эмоциям. Но проанализируйте сами себя: вы ведь тоже не вполне обычные обыватели? Даже ваше присутствие на этой странице говорит об этом более чем красноречиво. А значит, вы всегда готовы в бой, - как и те, кто с противоположной стороны. Но ни мы не являемся типичными представителями среды, в массе своей, ни те, кого мы наблюдаем с противоположной стороны баррикад.

         Где-то ниже под одной из публикаций сохранены комментарии человека, который, судя по всему, нас крепко не любит. Она пишет, что все, содержащееся на этой странице - ложь и демагогия, и обвиняет меня, и таких, как я, в том,что мы разрушили ее мир и принесли много горя. Видно, что этот человек явно претерпел от этой войны, и, может даже, она родом с Донбасса, и сейчас где-то скитается вдали от дома, изгнанная обстоятельствами. Что же, ее понять можно. Но есть и другие, кто потерял все - дома, близких, мир, наконец, - и они предпочитают думать, что это во имя чего-то важного и главного. Под воздействием чего они находились, когда благословляли на бой самое дорогое, что у них было? Чем руководствовались мы, когда принимали свои решения? Выгодой? Пропагандой? Мы висели на волоске, и не знали, чем закончатся сутки, и что ждет нас потом. Может, единственный раз в жизни многие из нас сделали что-то настоящее. Я часто говорю это бойцам, напоминая им про их, зачастую, не самую достойную жизнь. Я им говорю, что своим поступком они перечеркнули все свое безлепое существование, совершив нечто стоящее. Я говорю им, что не стоит ожидать, что кто-то скажет им за это персональное спасибо, но что они стали причастными к сотворению истории. Но история еще вершится, и какой она будет, зависит от нас.

А помнишь, как все начиналось?

«А помнишь, как все начиналось? – Все было впервые и вновь…». Когда ситуация была стабилизирована, и народ слегка вздохнул – удалось остановить противника, - возник вопрос о создании действенной системы управления территорией на основе принципиально новых, как тогда казалось, общественных отношений. Основным качеством, которое должно было лечь в основу социальной базы, стала провозглашенная народность. Время показало, что эта народность была не провозглашена, а задекларирована. Многие занялись разработкой идеологии – и не преуспели. Чтобы создать, а потом внедрить идеологию в сознание на основе традиционных запросов, нужно было определиться, по крайней мере, с целями и задачами, которые мы перед собой ставим, с политическим курсом, наконец. Но идеология идеологией, а кушать хочется всегда. Поэтому насущным вопросом стал вопрос управления активами и извлечения из этого процесса достаточных средств для обеспечения нужд территории.
           Как мы выживали до этого? Население на старых дрожжах, а подразделения – на подножном корму. Одним из источников дохода подразделений была полудобровольная помощь со стороны местных бизнесменов, которые боялись экспроприации, и потому шли на добровольные жертвы. Это худо-бедно работало, и нам удавалось решать возникающие задачи, сопряженные с затратами. Топливо, экипировка, ремонт транспорта, денежная помощь ополченцам, закупка специальной техники – приборов ночного видения, тепловизоров, беспилотников….Но вскоре начала налаживаться единая финансовая система, возник соблазн поговорить о национализации. Дело неплохое, если с умом к нему подходить. Ну а что первым делом приоритетнее национализировать? Правильно, табак и водку. Так случилось, что воспринимая мое подразделение наиболее организованным и сильным, именно водочники и табачники пришли первыми к мысли, что нужно дружить. Оговорюсь наперед, что когда они соприкоснулись со своими будущими «кураторами», то поняли, насколько мы были скромны в своих аппетитах – в десятки раз скромнее. Но когда в эфир вновь назначенным правительством был запущен лозунг о приватизации водки и табака, я пригласил  к себе представителей этого бизнеса и сообщил им, что благодарен им за временную помощь, считаю, что польза была взаимной, и что теперь пусть налаживают отношения с правительством, потому что у государства есть тактические задачи. Зачем я это рассказываю? Ну, во-первых, когда берешься за серьезное дело, возникает большое количество таких же серьезных проблем. Умные люди понимают, что война – это не только сектор обстрела и огневые позиции, и задают себе, но стесняются задавать нам, вопрос – а какими способами вы эти проблемы решали? Стесняются, потому что боятся услышать или ложь, или неприятную правду. А во-вторых, все знают, что табак, например, и водка – самые криминальные и соблазнительные направления бизнеса, и, рассказывая вам, как мы поступали, я хочу показать, что не передел сфер влияния нас интересовал, и к ситуативным возможностям мы не прилепились, чтобы потом за них бороться.
           Но не так произошло с национализацией, как заявлялось. Этот бизнес просто отжали под себя, вытеснили всех конкурентов, и теперь пользуют. Когда-то я говорил, что мы сделали то, чего не смог сделать майдан – избавили территорию от олигархов и сделали серьезную заявку на оздоровление общественных отношений. И это, по моему мнению, было в наших руках серьезным аргументом против украинских националистов, которых использовали и используют втемную их настоящие хозяева. Так было, пока не стало понятно, что и наши возможности превратили в фикцию. С той только лишь разницей, что слово «народная» по-прежнему одиноко торчит на пронизывающем ветру. Но утешает одно – олигархи так и не вернулись, а позиции новой элиты настолько слабы, а рейтинги их настолько низки, что еще ничего нельзя считать потерянным.

Держитесь, заграница нам поможет!

А вот и точка зрения противоположного толка. Не радикального - обывательского. Такая себе собирательная позиция "состоятельных кротов", полагающих, что помощь Запада вечна, как вечен мир. Таких же подслеповатых, в первую очередь. Вспомните, что, помимо санкций предпринял Запад, когда началась наша тяжба? Попытался поломать строительство обводных газотранспортных потоком.... Россия выдержала эту баталию, Запад отступил, а Украина, как я уже писал, отменила планы на реконструкцию своих газотранспортных мощностей в связи с бесперспективностью. Это железный факт. А еще железный факт в том, что Запорожское объединение "Мотор Сич" наладило поставки своей продукции в Россию в обход санкций через Белоруссию - а больше некуда; а еще железный факт в том, что в Ростове можно купить сливочное масло хорошего качества, завезенное тоже по разным схемам, украинского производства, по цене, как местное. И поставщики говорят, что продают по смешной цене - девать некуда; а еще железным фактом является то, что днепропетровские сталевары продают свою продукцию с отсрочкой платежа, чего раньше никогда не было - лишь бы брали. И тоже - девать некуда. Не думаю, что нужно продолжать перечислять. Что дальше? Поражает близорукость людей, не осознающих глубину пропасти, у края которой они стоят. И пропасть не в ухудшении обстановки, а в последствиях этого ухудшения. Тенденции в Украине носят характер весьма разрушительного свойства, и любое утяжеление жизни будет приводить ко все большей радикализации - это закон. И сейчас речь не о том, что будут делать сторонники России, оказавшись на западных территориях Украины, и, наоборот, сторонники Запада, оставшись на Востоке в случае условного деления страны, а о том, как избежать катаклизма, предотвратив превращение Украины в поле боя широкого формата.Вслушайтесь в то, что я говорю: фитиль горит, смесь взрывоопасна. Украина уже не в той стадии, чтобы решать, как Чехословакия, политическим путем методом добровольного развода. И здесь уместнее слова "...резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонита".

.Ой, можно подумать что предложения савченки и Пинчука реализуемы. Как по мне, реалистичногсть хотелок ястребов будет повыше чем голубей. Причем прикол в том, что чем дольше тянется бодяга, тем выше шансы на то что эти самые флаги взовьются без всяких кровавых бань и наступлений. Украина не несет на себе бремени по содержанию отдельных районов и набранной там за деньги армии. Украина при этом даже ВСу наполовину содержит за счет внешних спонсоров - подкидывают регулярно, что-то разворовывается, но что то и войскам достается. Вот и думай, кому менее всего выгодно, чтобы эта бодяга на Донбассе тянулась не то что десятилетиями - это вообще кошмарный сон и ужас, но даже еще хотя бы пару-тройку лет. Украине ведь Донбасс на нынешних условиях и даром не нужен. И в этом ключе подготовили общественное мнение. Плюс СМИ, контроль над которыми партия войны никому не отдаст ни в жисть. Остается только пугать Киев тем что если он и дальше будет себя плохо твести, Донбасс не вернется. Пугают, а в Киеве никому не страшно. Моожно подумать там Донбасс в таком виде как сейчас кто то ждет.

(no subject)

В публикации, которая приведена ниже, речь идет о признании одним из судов города Москвы иска бывшего народного депутата Украины Олейника, предлагающего считать события на майдане государственным переворотом. Наш эксперт попытался усмотреть в этом акте международно-правовые перспективы, но что я думаю по поводу практических последствий этого решения? Как известно, в отношении многих жителей Донбасса, и не только, в Украине возбуждены уголовные дела. Большинство из них прожива

Еще
Дорогомиловский суд города Москвы не стал тянуть, и вынес вердикт, называющий события на Украине в феврале 2014-го своим именем – «государственный переворот». Каково будет практическое применение
PATRIOT-DONETSK.RU

Диалог с украинским русским

    Диалог с украинским русским.

Примечание: еще раз использую этот прием – изложение мыслей и соображений в виде вымышленного диалога. На этот раз диалог «состоялся» с собирательным украинским русским. Я попытался отобразить его позицию и возможный строй мыслей. Снова схематично и утрированно – но это всего лишь прием.

- Послушайте, но вы же говорите на русском языке, вы на нем думаете, получаете на нем основной объем информации, росли и воспитывались на нем – нельзя же ведь, на самом деле, считать, что язык просто инструмент коммуникации. Любой, кто интересовался научной стороной вопроса о значении языка, скажет вам, что это основа ментальности, во многом.
- А я и не спорю. Русский язык и русское нам близко, но мы ведь не русское не одобряем, мы не одобряем политику вашего государства относительно страны, в которой мы живем!
- Допустим, но ведь Россия очень сильно «вложилась» в Украину, без нее бы не было той Украины, в которой вы сейчас живете. Запорожье было краем цивилизации, куда бежали из Украины в казаки от поляков и гетьманщины. Весь юг, освобожденный от турок и татар, уводивших украинцев в рабство и продававших их как товар на рынках, передан Украине Россией. А Запад Украины? Где он был в предвоенные годы?
- Ну, вы бы еще великое переселение народов вспомнили. И что нам теперь, все время России в ноги падать? Все течет, все меняется. Да, было время, -  Россия влияла на формирование Украины, но когда-то же нужно начинать осознавать, что мы уже иное государство, со своим курсом, политической ориентацией…
- А давно вы так заговорили? Я помню, перед четырнадцатым годом цифры сторонников евроинтеграции в Украине колебались примерно на отметке пятьдесят на пятьдесят, а противников вступления Украины в НАТО было явное большинство. Это ли не косвенный признак того, что Украина не просто пророссийски к русскому народу была настроена, а к российскому государству. Как быстро вы перековались…
- А кто, собственно, в этом виноват? Политика России после майдана относительно Украины и виновата. Если бы Россия не выступила в роли агрессора, не забрала Крым, не затеяла бы войну, ничего бы и не поменялось.
- А вы готовы попробовать побороться в себе с последствиями украинской пропаганды, и хотя бы на время допустить, что вы не правы – так, ради эксперимента?
- В чем я не прав, по-вашему?
- Ну, хотя бы относительно войны. Вы так уверены, что все события на Донбассе стали следствием вмешательства России?
- А что, есть другая версия?
- Скажите, а майдан тоже – сплошь западная инсценировка?
- Очень многие люди на майдане искренне выступали за преобразования в стране и против режима Януковича.
- А печеньки, а деньги, которые платились?
- И что? Да, было внимание и со стороны Запада, не без этого, но ведь это же не отменяет искренности людей?
- Тогда почему вы отказываете людям на Востоке Украины в наличии такой же искренности? Или вы жертва стереотипов, что на Донбассе сплошь пьяная шахтерня, шарамыги и бандиты? Ну, это даже не смешно. Может быть, Владимир Путин, произнося свою речь, где он просил нас не торопиться с объявлением даты референдума, просто устранял от ситуации политическое руководство России – не спорю, но я сам живой участник процессов, и моими решениями никто не руководил, кроме меня самого. И я не знаю, по крайней мере, в своем окружении, никого, кто действовал не по своей воле.
- Ладно, допустим, Донбасс стал следствием Крыма. Вы соблазнились присоединением, не учли последствия, сказали «а», а «б» никак не выговорите – но Крым то Россия забрала насильственно? Они же сами фильмы уже про это снимают, как про операцию, а вначале прикрывались волей народа, тем же референдумом…
- Может, кто-то и соблазнился на Донбассе легкой судьбой Крыма, но не следует считать нас такими недалекими. Мы прекрасно понимали, или, по крайней мере, те, кто играл активную роль, что вариант Крыма – не про нас, и это еще больше оттеняет силу наших мотивов. Вы же можете делегировать нам право думать и решать самостоятельно?
- Не в вопросах выхода из состава страны.
- А кто говорил о выходе из состава страны в самом зародыше протеста на Донбассе? Большинство, только теперь уже не по воле партии регионов, а искренне, спасая ситуацию, выступили против распространения результатов майдана. Переворот мы не собирались признавать и боролись с теми, кто захватил власть насильственным путем. Такая формулировка допустима? Выход из состава страны – это следствие безумной политики вашей новой клики – Турчинова, Яценюка, Порошенко. Это, с одной стороны, квинтэссенция пророссийских настроений, а с другой – защитная реакция. Нам с нашими убеждениями иначе просто было не спастись.
- Все равно, если бы Россия не вмешалась, не забрала бы Крым, радикалы бы тихо рассосались – сколько их там было на всю страну? – а так, все только усилилось.
- А что, вопрос только в радикалах? А вы не задумываетесь над тем, что если бы Россия не забрала Крым тихо и относительно спокойно, то в ближайшее после воцарения Порошенко время уже начались бы попытки вытеснить ее военное присутствие из Крыма, а для России это недопустимо, и могла бы развязаться ситуация, еще похлеще нынешней? Если Россия в Сирии не отдает свои позиции – Бог знает где, то здесь, под боком, да еще в ситуации, когда затрагиваются ее стратегические интересы – тем более. А вы забыли, как при Ющенко уже пытались отказать в продлении договора на пребывание Черноморского флота в Крыму?
- А не нужно России иметь такие амбиции, пытаться все контролировать. Пусть умерит свои аппетиты. После прихода к власти Ельцина Россию перестали бояться, и перестали на нее давить – всем стало спокойнее…
- И что случилось дальше? Ее начали выкупать по заниженной стоимости при посредстве ренегатов. Ваши же собственные радикалы кричат о величии, о сильной стране, о ее непобедимой армии – это об Украине то. И если Украине свойственно говорить амбициозными категориями, то России с ее гордостью, ее историей и ролью на мировой арене тем более не пристало ходить на посылках.
- Радикалы пусть кричат, что хотят…
- Вы так думаете? Но это же уже не эксклюзивная риторика. Власть, хоть глубоко и не разделяя ее, но чисто из политических соображений берет такую риторику на вооружение. Именно этим и вызвана сейчас политика принудительной украинизации. Скажите, вы своим детям много внимания уделяете в плане воспитания?
- Как и все.
- Ну, если как и все, то, значит, как и я. А это немного. Львиную долю времени с ними проводит государство, подменяя собой традиционную функцию родителей передавать опыт, знания и мировоззрение, прививать  им понимание правильного и неправильного… И если государство исповедует русофобскую доктрину, то оно все сделает, чтобы в духе нее воспитать себе новых солдат. Вы готовите своих детей к войне и смерти, внушая им мысль, что Россия – наиболее вероятный противник?
- Вы утрируете и передергиваете.
- Нисколько. Представьте себе, ваш взрослеющий сын приходит к вам, и начинает сыпать, что Россия враг, что Жуков – командующий оккупационной армией, что Бандера – святой великомученик, что Украину поработили, забрав у нее природные богатства в Сибири, и что нужно их идти отбирать обратно, иначе завтра нам нечего будет кушать. Что вы будете делать?
- Я ему буду объяснять, что это все не правда…
- То есть, вы хотите сказать, что будете объяснять ему, что государство посредством школьной программы ему врет? Вы понимаете, что вы пойдете против системы?
- В какой-то мере, да, пойду против системы…
- А что вы ему будете говорить в качестве контраргументов? Про великих русских поэтов, про освободительные войны России, про Богдана Хмельницкого? Вы понимаете, что тем самым вы будете защищать Россию? То есть, вы обвините государство во лжи и станете опровергать его воспитательную доктрину, защищая того, кого сегодня осуждаете? А не проще не доводить до таких последствий, и не переделывать плохую чужую работу, искореняя последствия, а сделать все, чтобы эти последствия не наступили?

Диалог с евроукраинцем

                                                     Диалог с евроукраинцем

Примечание автора: фрагмент воображаемого диалога, который я привел здесь, естественно, схематичен. Он возник в процессе внутренней дискуссии, в ходе которой я предложил своему сознанию поставить себя на место моих главных оппонентов, и оценить их возможные аргументы с объективной позиции (по возможности), ну, или хотя бы попытаться, что вернее. И как бы я не понуждал себя усмотреть в их доводах зерна, заслуживающего внимания, пройдя по полному диалектическому кругу, я упирался в вопрос: готовы ли вы, евроукраинцы, предоставить гарантии политической неприкосновенности русской нации в Украине? – И куда девалась вся эта европейскость с ее терпимостью, толерантностью, свободой выбора, правом на самоопределение….
        Европа глобализовалась в противовес Америке, пытаясь хоть как-то снизить ее влияние. Объединяя ресурсы, вводя собственную общую валюту, европейские флагманы вступили в тихое противоборство с «противником», и очень нервничают, когда им мешают это делать. Англия, близкая Америке по духу страна, подложила большую свинью под европейский дом, продемонстрировав готовность к выходу. Французских националистов, при всей их популярности, не пускают во власть, потому что они антиглобалисты, и здесь Украина со своим оголтелым национализмом…. Одно из двух: или национализм, направленный, в основном, против России - только ширма, или националистической Украине никто и никогда не предоставил бы места в Евросоюзе, а все игры вокруг вступления – только морковка на шесте перед мордой осла.

Итак, собственно фрагмент…

- То есть, вы хотите сказать, что мирные русские, по праву проживающие на своей земле, которую они не возражали считать Украиной, и которых срочно  понадобилось украинизировать, вдруг начали представлять опасность? Для чего?
- Невозможно создать страну и нацию, не объединив людей под эгидой стремления к прогрессу. Русская ментальность, тяготеющая к России – это как колода, к которой пристегнут – мешает двигаться.
- Но ведь смысл европейских ценностей как раз и заключается в том, чтобы демонстрировать терпимость… Вы готовы терпеть геев, однополые браки, ювенальную юстицию, но не готовы сосуществовать с абсолютно близкой вам нацией? Есть масса примеров в цивилизованном мире, когда в рамках одного государства уживаются разные типы и общества, и ментальности. Вы же за цивилизованный подход? Это русских вы относите к азиатам, но сами-то декларируете европейские, тот есть цивилизованные ценности?
- Европа поддержала конфликт в Югославии ради преодоления таких различий. Значит, она знала, что делает. Все ретроградное мешает развитию…
- А тот национализм, который вы породили «на пути к прогрессу» - разве не ретроградное явление? Ваша ситуация напоминает ситуацию с Христом и иудеями, которые испугались мирного проповедника, и разменяли его на разбойника.
- Это в поверхностном понимании он разбойник, а на самом деле он был схвачен за бунт против римлян, за борьбу за свободу евреев.
- То есть, вы предпочтете сосуществовать с радикалами, потому что они, якобы, борются за свободу нации? От кого?
- От русских и России…
- А вы не забыли, чем закончилась для иудеев история с радикализмом? Разрушение Храма и рассеяние по всей земле…
- Так что, нужно было терпеть рабство и римское владычество?
- Задам провокационный вопрос: что римское владычество несло тогда евреям? Я не настаиваю на том, что это было благо, но веру то, самое главное для иудеев – римляне ведь не трогали. Да, евреям запрещали иметь армию, вооружаться, кроме храмовой стражи, но самоуправление там действовало, и даже римский прокуратор не смог заставить их отпустить Христа.
- Евреи платили дань римлянам и подчинялись их приказам.
- Но нельзя же буквально сравнивать эпохи и обстоятельства. Какую дань Украина платила России? Дань братской любви? Вы любить устали?
- Мы были лишены самостоятельности в своей стране.
- В какой такой «своей стране»? От Днепра и до Галичины,  которая входила в состав Европы? И кто был лишен самостоятельности – элита? А чего народу стоило обретение этой самостоятельности для элиты – вы задумывались?
- Народ получил шанс на свободу и демократию.
- Вы в это на самом деле верите? Освобождаясь, якобы, из одной кабалы, вы сознательно загнали народ в другую. Забыли, как совсем еще недавно Запад душил вас за долги, а потом, демонстрируя «доброту», скостил вам часть процентов? Или элиту, у которой все на Западе, такие мелочи не интересуют?
- Запад не вмешивается в наши дела, он хочет проведения у нас реформ, устранения коррупции…
- И вы верите в то, что порождая насилие, вы создадите ментальность, свободную от воровства и коррупции? Эти проблемы – следствие дурной природы человека, его поврежденности. А повреждая эту природу еще больше, вы на что рассчитываете? На то, что одна болезнь вытеснит другую?


Послесловие: когда голове нечего делать, она может до бесконечности продолжать такой спор. Ясно, что подача утрированная, и ясно, что о последствиях выпускания радикалистского джина из бутылки с «цивилизованными евроинтеграторами» говорить не стоит: вижу цель – не вижу препятствий. Об этих последствиях лучше поговорить с украинским русским, который подрастерялся сейчас, и предпочитает относительное и сиюминутное спокойствие любой активности, а порой и оправдывает происходящее в Украине, не снимая темных очков в пасмурный день.

Риторический вопрос

          Я не предполагал в прошлой жизни, что мне когда-нибудь придется всерьез заниматься изложением своих мыслей  письменно, да еще и преследуя цель выставить их на всеобщее обозрение. В различных компьютерах, за которыми мне приходилось работать, есть папки, где хранятся те или иные мои высказывания, которые увидели свет, и которые я почти никогда не перечитываю. Оказывается, за последнее время я уже немало наследил. Чаще всего это не системное пропагандирование того или иного вопроса, а реакция в виде рассудочно-эмоционального продукта на внешние и внутренние раздражители. Тут уж как у Дольского : «И созвучья мои подходили устам иным, и отвергшие их были правы, увы». Не скажу, что с течением времени моя мысль или мой слог усовершенствовались – я всецело спекулирую на том, что человеку свойственно обращать внимание на вещи необычные. В моем случае это: спецназовец с гуманитарным образованием, которого «цивилизованная» часть мира надежно наделила антигуманистическими качествами, присвоив ему статус террориста и сепаратиста. А «дружественная» пропаганда, стоящая на страже устойчивости системы в очень специфическом понимании этой проблемы, долго пыталась представить меня в роли «своего среди чужих, и чужого среди своих».
              Но во всей этой мешанине эмоций и мыслей все же прорисовывается несколько вопросов, к которым я демонстрирую последовательное отношение. Одним из них я бы назвал вопрос о том, кто мы, чего мы хотим, и что мы в перспективе построим. И здесь звучит немало критики как и в мой адрес, так и с моей стороны в адрес тех, кто мне оппонирует. Какие аргументы я привожу публично – дело известное. Другое дело, как я отношусь к процессу аргументирования внутренне. Чтобы не скатиться к лицемерию и не утратить понимания происходящего, волей-неволей приходится инспектировать себя на предмет вшивости. Приемы и методы – это здорово. Но как бы не случилось так, что предмет вопроса постепенно получит замену в виде этих самых приемов и методов, и борьба начнет производиться ради борьбы, подменив собой суть и причину. Сейчас много наслоилось чего поверх мотиваций и решений начала четырнадцатого года, и приходится часто задавать себе вопрос, - а соответствует ли моя риторика последнего времени тому, что я носил в себе тогда, и что руководило мной в то время? И не является ли она всего лишь конъюнктурной, или следствием борьбы за власть ради власти?
                Вынужден констатировать, что в четырнадцатом году риторики не было. Она появилась позже, когда началась политика. Но значит ли это, что она есть всецело дитя политики и средство реализации политических задач? И если не было риторики, то что было? Чем то же мы, и, в частности, я, руководствовались? Что-то в себе носили? Носили. Мы носили ощущения. Я прихожу к выводу, что у меня того периода не было оформленных мыслей, но были очень оформленные чувства. Я руководствовался не логикой и рассудком, а душевными порывами, и сейчас, когда возникают вопросы к самому себе, - политика ведь морально истощает, - я вспоминаю, что я чувствовал тогда, и меня попускает. Меня некоторые называют педантом, и, наверное, из-за качеств, ради которых меня так называют, а не из-за рефлексии, -  я дотошно сверяю то, что содержалось тогда только в сердце, с тем, что выражено теперь еще и в словах. Чтобы слова не становились пустыми и не возникало ощущения «картонности» этой самой риторики, а еще из-за того, чтобы не возникало сомнений в том, что борьба как с внешними, так и с внутренними врагами ведется не на зыбкой почве, нужно обращаться к тем чувствам, которые наполняли нас во время принятия самого главного жизненного решения.
            Не все носили в себе чувства – многие руководствовались только рассудком, преодолевая ощущение внутреннего холодка под «ложечкой» из-за присутствовавшей внутренней пустоты. Мы их видели, бродящих от «клуба к клубу» в поисках «истины» - то есть, в поисках беспроигрышного варианта, чтобы не прогадать. И когда те, кто не выбирал, а упорно пер, руководимые внутренней убежденностью, склонили ситуацию к монохромному состоянию – они тоже полезли в первые ряды, чтобы их заприметили и не забыли потом. Их не забыли, и, мало того, многие из них в первых рядах и сейчас, но слышите, как резонирует их голос? Это от  все той же внутренней пустоты. А эти чувства  - это наша правда, это наша истина. Слова обманчивы, а ощущения правды, ощущения добра и зла – вот то, что убеждает нас в правильности нашего выбора. Тогда, и сейчас. Мы нутром ощущали, а не рассудком, что нам делать, и потому мы не нуждались ни в какой риторике, или идеологии. И потому в нас не было сомнений. И сейчас, когда пустозвоны крепко подпортили нашу общую карму, мы все так же при своем. И потому бойтесь, господа имиджмейкеры и политтехнологи: пока мы живы – мы ваш крепкий геморрой. И как бы вы ни стремились сделать из глины конфетку – кроме разочарований вас ничего не ждет.

                А восстали и возмутились мы против неправды, которая сейчас на пике своей амплитуды. Ситуация с нашей территорией на ближайшую политическую перспективу более-менее понятная – временный застой, и это дает нам возможность вернуться к нашей основной задаче – борьбе с этой неправдой. В прошлой заметке я набросал свое видение базовых раскладов по Украине и обозначил суть главной беды, как я ее понимаю – геноцида русской нации, которой повезло оказаться заложницей политической игры в кости. Не воспринимайте термины и слова, которые я употребляю, как очередную малоталантливую пропагандистскую мишуру. Задумайтесь вот над чем. Я не очень хороший отец. Мои дети не получают должного внимания, я не слежу за тем, что вкладывают в их головы преподаватели их учебных заведений, и поэтому я стремлюсь к тому, чтобы наша образовательная политика не заселяла в них неправды и чего-то такого, что в корне отличается от моего внутреннего содержания. И пока что я не увидел каких-либо существенных расхождений с той традицией и тем мироощущением, которые ношу я и носили мои предки. Но это у нас, это в России. А как в Украине? Не так. Совершенно, абсолютно не так! Я знаком с теми нововведениями, которые внедряются уже давно, но в последнее время приобрели законченный вид, и которые превращают не просто украинцев, а русских, оказавшихся в Украине на правах даже не меньшинства, в выродков, ненавидящих свою историю и свою настоящую Родину. Впрочем, чтобы ненавидеть историю, надо ее знать. Но они – будущие поколения -  будут знать уже другую историю. В отличие от их родителей. И поверьте, ситуаций, когда дети русских в Украине станут вдруг рассказывать своим папам и мамам, таким же нерадивым, как и я, как и большинство, другую правду – будет превеликое множество. Кто-то по нерадивости своей проглотит это обстоятельство, а кого-то это резанет. Но будет поздно. Не тешьте себя мыслью, что вы сможете бороться с государственной машиной, и сохраните в ваших детях ваш дух и ваше семя. Вас уже завели в болото, как Сусанин поляков – теперь начнется временное вымирание.
                  Вопрос лишь в осознании проблемы. Причем, в осознании всеми: нами, Россией, русскими в Украине и за ее пределами. Правы, на мой взгляд, те, кто утверждает существование украинской нации. В деталях можно спорить, но то, что половина Украины не носит в себе русской идентичности – почти факт. Не носила никогда, перестала носить – не суть важно. Важно другое: на территории отдельного государства есть другая половина, которая эту идентичность в себе пока еще носит. И это не почти факт, а ФАКТ! И сейчас она, очень иезуитским методом, подвергается выхолащиванию. Помните, что это означает? Она не сможет произвести наследия, род прервется. Представьте себе, что когда-то, до воссоединения России и Украины, запорожские казаки (или козаки) бежали в дали дальние от поляков и гетьманщины. Бежали куда? Например, на остров Хортица, который находится в черте города Запорожье. То есть, город Запорожье был за тридевять земель от той территории, которую Украина считает своей по праву. Хорошо, не будем спорить о том, что было раньше – курица, или яйцо; Залесская Владимирская Русь пошла от Киевской Руси, или Киевская Русь досталась в наследство Украине, и не есть собственно прародина Украины, а есть прародина всего русского народа. Скажем лучше о том, что территория, на которую Украина с натяжкой может претендовать, находится весьма далеко от Запорожья, и составляет не больше половины современной Украины.  А все остальное по праву принадлежит русской нации, освоившей и развившей эти земли,  очистившей, а после и защищавшей эти земли от врага, и растившей на них свои поколения. Южнее Запорожья турки строили свои крепости, чтобы воспрепятствовать запорожцам выходить в Черное море.
              Можно долго предаваться воспоминаниям на темы курса истории для средних классов, но на русскую нацию свалилась беда – и это предмет разговора. Нужно бить в набат, нужно стучать во все двери и во все сердца – нужно спасать ее от ножа вивисекторов. Братцы, не Россия напала на Украину, а Украина напала на русских, имеющих равные права с украинцами, и живущих на земле, которую они сами обиходили и возделали. Это исторический анекдот, что эти территории достались стране с ментальностью, в состав которой вкраплено много западного в силу исторических особенностей развития западной и центральной Украины не только в средние века, но и в новое время. С барского плеча, широким бездумным жестом была решена судьба огромного числа русских. Но еще не поздно все перерешить. Нужно спасать свой народ. Но кто-то скажет: а они желают спасения? Может, это они в Украине от вас спасаются? А я отвечу: а их кто-то когда-то спрашивал? Никогда государство не спрашивало свой народ, тем более по таким мелким поводам. Может, пора платить по гамбургскому счету? Тогда позвольте мне спросить: русские, проживающие в Украине, вы еще хотите быть русскими? …..Риторический вопрос.