Подведение итогов

Пора подвести итоги нашего раскулачивания, или, как у нас любят шутить - "переотжима", а заодно и подвести черту под этой миниэпопеей. Итак, наглядную агитацию сняли, отделения закрыли, закрыли и саму организацию, а заодно и фонд, созданный ПСД. Автобус, перевозящий пассажиров из прифронтовых районов, еще бегает,- теперь за двоих -  второй на ремонте. Сейчас ищем транспорт, чтобы пустить его на Никишино - наши корреспонденты побывали недавно в этом поселке, подвергшемся сильным разрушениям, и привезли горькую картину. Завтра мы отправим туда трудовой десант - поможем повоевать местным жителям с разрухой, и постараемся взять над ним шефство. Денег стало поменьше, но руки-ноги на месте - так что смикитим что-нибудь. С транспортом только хреновато - там тридцать детей не посещают нормально школу из-за того, что не на чем добраться - местную разбомбило.
    Хочу немного пройтись по нашему фонду, - рассказать, кто это, да что это, и с чем его едят, и почему я так вызверился на бедного Саню Захарченко, хоть и извинился перед ним в "прямом эфире" за резкость. Фонд - это не фонд в привычном понимании. Это не то чтобы фонд Рината Ахметова, или Александра Януковича, или Александра Захарченко - это был, простите, наш "общак". И вот только не надо примахиваться к слову. Это была наша касса взаимопомощи, как сказал про нее Максим Шевченко. Сначала она существовала просто как полка в старом сейфе, где лежали наши нехитрые ресурсы. Потом мы начали строить правовое государство, и наш актив решил сделать все правильно - зарегистрировать фонд от организации, которая первой появилась в ДНР, да так, что успела даже зарегистрироваться в областной юстиции бывшей Украины - мы правда были первые, так что разрешения у нашего временного правительства не спросили ввиду отсутствия такового. Мы сами себе были правительство долгое время. Наполнялся фонд, он же касса взаимопомощи, от деятельности пары - тройки коммерческих структур, основным учредителем которых были ПСД, а заправляли которыми нормальные мужики с мозгами - в отличие от нас - в голове, которые хоть что-то понимали в бизнесе. Директором фонда была жена нашего командира с позывным "Майор", а директорами предприятий были бойцы  "Востока", - а, оговорился, - есть до сих пор. Ревизионная комиссия состояла из других командиров и бойцов "Востока", а деньги все сбрасывались, - после уплаты налогов, разумеется, - в этот фонд для дальнейшего распределения. На первом месте всегда стояли ранения, инвалидности и похороны. Дальше, по приоритетности, шли военные нужды, особенно ГСМ для техники, которого всегда не хватало, а потом уже пенсии матерям погибших и вдовам. В последнее время, когда не все вошли из наших ветеранов в корпус ввиду отсутствия штатов, на фонд легла зарплата мужиков, которые с зарегистрированным на себя оружием продолжили воевать как добровольцы на куче направлений. А вы как думаете, - могли мы вышвырнуть ребят, проливавших свою кровь за Республику, даже если у нее в голове не все в порядке?
    Друзья мои - мы создавали и создали подобие коммуны. Я горжусь этим, и когда проплаченные прошмандовки открывают рот, пытаясь вставить свои пять копеек, мне хочется посоветовать им вставить себе в этот рот что-нибудь более вещественное, чтобы из него ничего не изрыгалось. В этом месяце мы задержали зарплату мужикам, воюющим под Ясиноватой, по причине беспредельного отношения к нам "правового" государства, которое мы строили, и наконец построили. Ну да сапожник всегда без сапог. Хрен с ним. Сначала возня  временного правительства с Курченко привела к финансовым потерям, которые последний так и не компенсировал, теперь само правительство забрало у своих защитников все остальное честно ими заработанное, - какого  черта - завоеванное в прямом смысле слова, оставив их без помощи. Ладно Курченко - он чужой, но свои -  зачем так же? Вот так-то все с этим фондом. Ну да ладно: дали команду выбить из-под нас финансовую почву - выбили. Только вот из-под кого?
    Да и не важно все это. Парни могут смело отрапортовать, что пятилетку по порьбе с ПСД, "Востоком" и Ходаковским они выполнили за три дня. Только вот почему мы не чувствуем себя проигравшими? Может быть потому, что пока еще живы, - а, значит, ничего не потеряно? Пусть будет так. И пусть выходные пройдут поспокойнее, а то что-то война опять начала наступать нам на пятки. Молитесь, кто молится, за всех наших, гибнущих за нас. Да и не наших тоже - пусть ниспошлет им Господь прозрение. Аминь.



Жабичево: между войной и миром


Никишино. Год спустя. 2016

Comments have been disabled for this post.