Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)

На вершине Саур-Могилы похоронено семеро моих бойцов, погибших во время попыток ВСУ захватить курган. Эпопея защиты этой высоты была настолько драматичной, что я нисколько не задумываясь отдал распоряжение захоронить павших там, где они сложили головы, и каждый год, когда проводится общее мероприятие накануне Дня Победы, верхушка руководства вынуждена стоять рядом с могилами солдат "Востока". Сегодня мы побывали на Саур-Могиле, возложили цветы к могилам, почтили ребят минутой молчания, пообщались с их близкими. Удивились, когда от снежнянских активистов узнали о проведенном недавно совещании под эгидой господина Трапезникова, бывшего руководителя фанклуба футбольного клуба "Шахтер", принадлежащего Ринату Ахметову, а нынче второго человека в государстве, на котором было принято решение с крестов на могилах фотографии с изображением погибших ребят и эмблемой "Востока" снять, и заменить их просто табличками с именами, - чтобы не было эмблемы.

Collapse )

(no subject)

Довожу до вашего сведения, что сегодня сделал предложение известному апологету Игоря Стрелкова с ником Хрусталик провести вместе со мной неделю на передовой на позициях тех ребят, которых он имеет бесчестье дискредитировать. Его выпады в мой адрес меня мало волнуют - я вполне заслуживаю таких выпадов, но макать в отходы таких парней, как Жора, с момента выхода Стрелкова из Славянска не покидающего со своими бойцами передовую - это низость. Будем считать, что мое предложение - это брошенная в лицо перчатка. Сообщество, к которому принадлежит господин Хрусталик, склонно к культивированию таких жестов, так что мой вызов в духе их философии. Честь имею.

Риторический вопрос

          Я не предполагал в прошлой жизни, что мне когда-нибудь придется всерьез заниматься изложением своих мыслей  письменно, да еще и преследуя цель выставить их на всеобщее обозрение. В различных компьютерах, за которыми мне приходилось работать, есть папки, где хранятся те или иные мои высказывания, которые увидели свет, и которые я почти никогда не перечитываю. Оказывается, за последнее время я уже немало наследил. Чаще всего это не системное пропагандирование того или иного вопроса, а реакция в виде рассудочно-эмоционального продукта на внешние и внутренние раздражители. Тут уж как у Дольского : «И созвучья мои подходили устам иным, и отвергшие их были правы, увы». Не скажу, что с течением времени моя мысль или мой слог усовершенствовались – я всецело спекулирую на том, что человеку свойственно обращать внимание на вещи необычные. В моем случае это: спецназовец с гуманитарным образованием, которого «цивилизованная» часть мира надежно наделила антигуманистическими качествами, присвоив ему статус террориста и сепаратиста. А «дружественная» пропаганда, стоящая на страже устойчивости системы в очень специфическом понимании этой проблемы, долго пыталась представить меня в роли «своего среди чужих, и чужого среди своих».
              Но во всей этой мешанине эмоций и мыслей все же прорисовывается несколько вопросов, к которым я демонстрирую последовательное отношение. Одним из них я бы назвал вопрос о том, кто мы, чего мы хотим, и что мы в перспективе построим. И здесь звучит немало критики как и в мой адрес, так и с моей стороны в адрес тех, кто мне оппонирует. Какие аргументы я привожу публично – дело известное. Другое дело, как я отношусь к процессу аргументирования внутренне. Чтобы не скатиться к лицемерию и не утратить понимания происходящего, волей-неволей приходится инспектировать себя на предмет вшивости. Приемы и методы – это здорово. Но как бы не случилось так, что предмет вопроса постепенно получит замену в виде этих самых приемов и методов, и борьба начнет производиться ради борьбы, подменив собой суть и причину. Сейчас много наслоилось чего поверх мотиваций и решений начала четырнадцатого года, и приходится часто задавать себе вопрос, - а соответствует ли моя риторика последнего времени тому, что я носил в себе тогда, и что руководило мной в то время? И не является ли она всего лишь конъюнктурной, или следствием борьбы за власть ради власти?
                Вынужден констатировать, что в четырнадцатом году риторики не было. Она появилась позже, когда началась политика. Но значит ли это, что она есть всецело дитя политики и средство реализации политических задач? И если не было риторики, то что было? Чем то же мы, и, в частности, я, руководствовались? Что-то в себе носили? Носили. Мы носили ощущения. Я прихожу к выводу, что у меня того периода не было оформленных мыслей, но были очень оформленные чувства. Я руководствовался не логикой и рассудком, а душевными порывами, и сейчас, когда возникают вопросы к самому себе, - политика ведь морально истощает, - я вспоминаю, что я чувствовал тогда, и меня попускает. Меня некоторые называют педантом, и, наверное, из-за качеств, ради которых меня так называют, а не из-за рефлексии, -  я дотошно сверяю то, что содержалось тогда только в сердце, с тем, что выражено теперь еще и в словах. Чтобы слова не становились пустыми и не возникало ощущения «картонности» этой самой риторики, а еще из-за того, чтобы не возникало сомнений в том, что борьба как с внешними, так и с внутренними врагами ведется не на зыбкой почве, нужно обращаться к тем чувствам, которые наполняли нас во время принятия самого главного жизненного решения.
            Не все носили в себе чувства – многие руководствовались только рассудком, преодолевая ощущение внутреннего холодка под «ложечкой» из-за присутствовавшей внутренней пустоты. Мы их видели, бродящих от «клуба к клубу» в поисках «истины» - то есть, в поисках беспроигрышного варианта, чтобы не прогадать. И когда те, кто не выбирал, а упорно пер, руководимые внутренней убежденностью, склонили ситуацию к монохромному состоянию – они тоже полезли в первые ряды, чтобы их заприметили и не забыли потом. Их не забыли, и, мало того, многие из них в первых рядах и сейчас, но слышите, как резонирует их голос? Это от  все той же внутренней пустоты. А эти чувства  - это наша правда, это наша истина. Слова обманчивы, а ощущения правды, ощущения добра и зла – вот то, что убеждает нас в правильности нашего выбора. Тогда, и сейчас. Мы нутром ощущали, а не рассудком, что нам делать, и потому мы не нуждались ни в какой риторике, или идеологии. И потому в нас не было сомнений. И сейчас, когда пустозвоны крепко подпортили нашу общую карму, мы все так же при своем. И потому бойтесь, господа имиджмейкеры и политтехнологи: пока мы живы – мы ваш крепкий геморрой. И как бы вы ни стремились сделать из глины конфетку – кроме разочарований вас ничего не ждет.

                А восстали и возмутились мы против неправды, которая сейчас на пике своей амплитуды. Ситуация с нашей территорией на ближайшую политическую перспективу более-менее понятная – временный застой, и это дает нам возможность вернуться к нашей основной задаче – борьбе с этой неправдой. В прошлой заметке я набросал свое видение базовых раскладов по Украине и обозначил суть главной беды, как я ее понимаю – геноцида русской нации, которой повезло оказаться заложницей политической игры в кости. Не воспринимайте термины и слова, которые я употребляю, как очередную малоталантливую пропагандистскую мишуру. Задумайтесь вот над чем. Я не очень хороший отец. Мои дети не получают должного внимания, я не слежу за тем, что вкладывают в их головы преподаватели их учебных заведений, и поэтому я стремлюсь к тому, чтобы наша образовательная политика не заселяла в них неправды и чего-то такого, что в корне отличается от моего внутреннего содержания. И пока что я не увидел каких-либо существенных расхождений с той традицией и тем мироощущением, которые ношу я и носили мои предки. Но это у нас, это в России. А как в Украине? Не так. Совершенно, абсолютно не так! Я знаком с теми нововведениями, которые внедряются уже давно, но в последнее время приобрели законченный вид, и которые превращают не просто украинцев, а русских, оказавшихся в Украине на правах даже не меньшинства, в выродков, ненавидящих свою историю и свою настоящую Родину. Впрочем, чтобы ненавидеть историю, надо ее знать. Но они – будущие поколения -  будут знать уже другую историю. В отличие от их родителей. И поверьте, ситуаций, когда дети русских в Украине станут вдруг рассказывать своим папам и мамам, таким же нерадивым, как и я, как и большинство, другую правду – будет превеликое множество. Кто-то по нерадивости своей проглотит это обстоятельство, а кого-то это резанет. Но будет поздно. Не тешьте себя мыслью, что вы сможете бороться с государственной машиной, и сохраните в ваших детях ваш дух и ваше семя. Вас уже завели в болото, как Сусанин поляков – теперь начнется временное вымирание.
                  Вопрос лишь в осознании проблемы. Причем, в осознании всеми: нами, Россией, русскими в Украине и за ее пределами. Правы, на мой взгляд, те, кто утверждает существование украинской нации. В деталях можно спорить, но то, что половина Украины не носит в себе русской идентичности – почти факт. Не носила никогда, перестала носить – не суть важно. Важно другое: на территории отдельного государства есть другая половина, которая эту идентичность в себе пока еще носит. И это не почти факт, а ФАКТ! И сейчас она, очень иезуитским методом, подвергается выхолащиванию. Помните, что это означает? Она не сможет произвести наследия, род прервется. Представьте себе, что когда-то, до воссоединения России и Украины, запорожские казаки (или козаки) бежали в дали дальние от поляков и гетьманщины. Бежали куда? Например, на остров Хортица, который находится в черте города Запорожье. То есть, город Запорожье был за тридевять земель от той территории, которую Украина считает своей по праву. Хорошо, не будем спорить о том, что было раньше – курица, или яйцо; Залесская Владимирская Русь пошла от Киевской Руси, или Киевская Русь досталась в наследство Украине, и не есть собственно прародина Украины, а есть прародина всего русского народа. Скажем лучше о том, что территория, на которую Украина с натяжкой может претендовать, находится весьма далеко от Запорожья, и составляет не больше половины современной Украины.  А все остальное по праву принадлежит русской нации, освоившей и развившей эти земли,  очистившей, а после и защищавшей эти земли от врага, и растившей на них свои поколения. Южнее Запорожья турки строили свои крепости, чтобы воспрепятствовать запорожцам выходить в Черное море.
              Можно долго предаваться воспоминаниям на темы курса истории для средних классов, но на русскую нацию свалилась беда – и это предмет разговора. Нужно бить в набат, нужно стучать во все двери и во все сердца – нужно спасать ее от ножа вивисекторов. Братцы, не Россия напала на Украину, а Украина напала на русских, имеющих равные права с украинцами, и живущих на земле, которую они сами обиходили и возделали. Это исторический анекдот, что эти территории достались стране с ментальностью, в состав которой вкраплено много западного в силу исторических особенностей развития западной и центральной Украины не только в средние века, но и в новое время. С барского плеча, широким бездумным жестом была решена судьба огромного числа русских. Но еще не поздно все перерешить. Нужно спасать свой народ. Но кто-то скажет: а они желают спасения? Может, это они в Украине от вас спасаются? А я отвечу: а их кто-то когда-то спрашивал? Никогда государство не спрашивало свой народ, тем более по таким мелким поводам. Может, пора платить по гамбургскому счету? Тогда позвольте мне спросить: русские, проживающие в Украине, вы еще хотите быть русскими? …..Риторический вопрос.

Мать и мачеха

Помните притчу о царе Соломоне, в которой он определил, кто настоящая мать ребенка? Для тех, кто забыл, или не знал, вкратце перескажу ее сюжет. В притче идет речь о двух женщинах-соседках, одновременно родивших детей, но у одной ребенок ночью умер, и она подменила его на соседского. Утром две матери со своим спором пришли к Соломону, каждая доказывая свои права на ребенка, и Соломон приказал принести меч, чтобы рассечь младенца и отдать обоим матерям по его половине. Настоящая мать тут же отреклась от него, уступив ребенка соседке, а воровка согласилась с решением царя: не доставайся же ты никому. Разумеется, мудрый царь отдал ребенка настоящей матери, не пожелавшей смерти своему чаду.

В притче речь идет о готовности навсегда лишить себя близкого и дорогого, только чтобы спасти ему жизнь. А теперь давайте применим смысл этой притчи к ситуации с Донбассом – уж больно сюжетная линия перекликается. То, что Украина завладела Донбассом, как неродным ребенком, по велению высоких властей во времена, когда даже мысль о том, что Украина может со временем стать чуждой и чужой, не допускалась – это неоспоримая истина. То, что Донбасс всегда воспринимался «щирыми» как нечто чужеродное, быдлотно-криминальное – тоже не тайна за семью печатями. Кто угодно: Западная Украина, Киев, Харьков, Днепропетровск – могли быть представлены в украинской политике, но только не Донбасс. Назовите мне плеяду политиков – выходцев из Донбасса, которые во времена до прихода «донецких» во власть, серьезно бы занимали там какие-либо позиции. Не припоминается что-то. Поэтому донецкая элита, чье состояние и самосознание росло с каждым годом, опираясь на плотность населения и донбасский патриотизм, решила внести некоторые коррективы в ситуацию, и пока старая политическая когорта бодалась между собой и с нуворишами, создала крепкий клан, а потом клин, острием которого и начала штурмовать власть.

Перескажу некоторые подробности поиска путей проникновения «наших» к «ихним», ссылаясь на воспоминания нашего незабвенного В.Ф. Януковича. По его словам, когда во времена Кравчука ослабел контроль центра над периферией, а на самой периферии выживал сильнейший, на Донбассе в лидеры выбился Владимир Щербань. Его амбиции разрослись настолько, что он посчитал себя единственным и неповторимым, что стоило ему потом положения. Он греб под себя все – и власть, и активы. Его компания «Дело всех» заполонила Донецк своими логотипами, как клеймом, отмечавшими право владения. Ходил анекдот: Щербаня спросили, почему он не переименовывает центральную улицу Артема в улицу своего имени – ведь она и так почти вся уже принадлежит ему, на что он ответил, что незачем – он ее своему сыну Артему подарит. Но тогда формирующаяся элита Донбасса осознавала себя как элиту региональную, и если и помышляла о выходе на широкую воду, то не вслух. Да и консолидации местной элиты в тот период клановых войн и переделов сфер влияния не наблюдалось. Но первые ростки уже начали проклевываться, и поспособствовали тому выборы. И Кравчук, и Кучма желали получить поддержку Донбасса, и вступили с его первыми лицами в переговоры. Со слов Януковича, Щербань отказал Кравчуку в поддержке, и Кучма, победивший на выборах, остался благодарен. Когда позже он приехал поблагодарить местных за содействие, Янукович, бывший тогда уже в команде Щербаня, на прощание произнес тост: «Я хочу выпить не за президента, а за народ, его выбравший». Это произошло уже в самолете, когда пили «на коня», и это произвело впечатление на Кучму, запомнившего такого неординарного парня. Позднее Щербань в Киеве, на официальном приеме, сплагиатил тост В.Ф., чего тот так ему и не простил.

Дальше была целая череда приемов и методов, благодаря которым «донецкие» выбивались в люди, но все равно – самым эффективным способом стать нужными оставались выборы. Накануне переизбрания Кучма сделал ставку на Януковича, к тому времени уже зарекомендовавшего себя человеком, способным дать результат, - и не прогадал. В.Ф. напрягся, и выдал процентовку даже больше, чем заказывали. К тому времени драки внутри региона уже закончились, определились фавориты, и эти фавориты сделали своим официальным ставленником Януковича, пробивая ним, как тараном, ворота Киева, чтобы потом войти в него победителями, и развернуться по полной. Развернулись, чем еще больше настроили Украину против Донбасса, который все это время терпел бандитские разборки, идиотов правителей, и молча вкалывал на благо не пойми кого, променяв на дефицитные продукты свое право владеть страной, выданное ему в виде имущественных сертификатов. Но, чего греха таить, поддержку «своим» на выборах он все же обеспечивал, - срабатывали другие мотивы: раз уж все равно они все одинаковые, то пусть будут хотя бы свои. Как он ошибался в этом определении: как только эти «свои» оказались у власти – они быстро забыли о Донбассе, и больше, чем ему, от этих «своих» никому не доставалось. Видимо, полагалось, что «эти» и так никуда не денутся, и с «этих» в последнее время драли три шкуры. Спросите на Западной Украине, получали ли их местные власти положенные бюджетные деньги на реализацию годовых программ? Я отвечу – получали, а на Донбассе – нет. При общем дефиците Янукович предпочитал накануне выборов пятнадцатого года заигрывать с «чужими», а не со своими, заморозив все отчисления в местные бюджеты и остановив всю работу на местах.

Так и выходило, что игра велась всегда в одни ворота, или по принципу: туда дуй – оттуда….по рифме. Когда Донбасс был нужен – откуда только бралось красноречие – пели соловьями, взывали к гордости, спекулировали на патриотизме, а когда желательный результат достигался – в очередной раз вытирали ноги. Может, нас потому «свидомые» и считают быдлом, что мы позволяем топтаться по себе, смиренно склоняя голову перед любым желающим залезть нам на шею. Все-таки, накапливается усталость от этой однообразной роли, когда тебя пинают и свои, и чужие, и может, благодаря этой усталости мы и встали на дыбы, когда с нами попытались провернуть сеанс однополой любви, не спросив нашего согласия, педерасты их славной столицы - города Киева. Впрочем, для Киева мы – как тот ребенок из притчи для неродной мамаши. Мы ему, вроде как и нужны для проформы, но своими мы для него не являемся, потому он и готов расхреначить нас, чтобы мы никому не доставались, раз уж не хотим таких «родственных уз».

Только вот вопрос: а для родной мамаши – мы кто? И есть ли она у нас, эта родная мамаша? То, что Россия отдает нас чужой матери - это факт, но причина в чем - чтобы мы не пострадали ? Как в притче? – Совсем не на это похоже. Похоже больше на то, что и для одних, и для других мы – обуза, но куда-то впихнуть нас нужно, а поскольку де-юре мы все же часть Украины, то пусть де-юре мы нею и останемся. Жаль, нет на нас мудрого царя Соломона, но в такой затруднительной ситуации он, бедолага, скорее забрал бы ребенка себе, чем отдал бы таким матерям. Вот как, объясните мне, дураку, кучка политтехнологов сумела при потворстве удобных для них местных царьков свести на нет такой подъем? Даже такие «крутые» ресурсы, все такие правильные и патриотичные, содержащие в своих названиях что-то обязательное от «русской весны» или «новороссии», вдруг резко сменили дискурс, посвятив себя чему угодно, только не возврату Донбасса в Украину, и вероятным последствиям этого очередного насилия над нами. Причем, последствиям не только для нас, но и для России. Сейчас мы должны уповать и молить, чтобы нас амнистировали, так что ли? Но, братцы, это же только технологии, которые заменили в современном обществе и соломонову мудрость, и совесть, и правду. Как это возможно, чтобы бездушные манипуляции подменили собой дух и свободу верить, любить и надеяться не по указке политтехнологов, а по велению сердца? Зона комфорта. Слушайте, если на нас так уже всем наплевать, то, может, разрешите нам самим определять свою судьбу? Так нет же, - нужно и статус-кво соблюсти, и оставить щепотку контроля над территорией. Да как, черт возьми, здесь что-то можно будет контролировать, если все, что ни делают политтехнологи, выльется в конечном итоге в нелюбовь и недоверие? Вы что думаете, те, кто оказался в списках ОД ДР, вываленных в интернет, все поголовно счастливы от такой популяризации? Или кто-то думает, что эти списки попали в интернет случайно? Нет, просто кому-то пришло в голову, что засвеченные, как члены «террористической» партии, тысячи человек станут надежной опорой движения, потому что для «укропов» они станут врагами номер один, и все пути для них уже будут отрезаны. Евреи и коммунисты – шаг вперед, - так что ли? А ничего, что добрую половину из этих списков согнали в ОД ДР под угрозой увольнения, и у них в случае чего будет только одна мотивация: доказывать, что с ними сотворили насилие, принудив их вступать в «ряды», и стремиться выслужиться перед «хозяевами», чтобы замолить нечаянный грех – так устроен современный человек.

И при этом – нужно задушить все то, что по зову души поднялось навстречу врагу и новым надеждам. Ополчение замучить своим наплевательским к нему отношением, чтобы они разочаровались и разуверились, патриотов оттеснить от всех рычагов управления, людям, поверившим в разумное, доброе, вечное, - так промыть мозги, чтобы они сами себе удивились – с чего это вдруг с ними случилось такое наваждение. Все настоящее подменяется искусственным, политтехнологическим. Главное – подмять под себя все медиа, забрать под контроль все рекламные плоскости, монополизировать право на проведение собраний и митингов, право на мнение и право на власть. И тогда можно чувствовать себя спокойно…..Если бы так. То, чему не дают выхода в управляемом режиме – находит выход само, но уже в произвольном виде, форме, и интенсивности. И тогда уж точно будет не до Соломоновых мудростей.  

(no subject)

        Сегодня ровно два года с момента создания "Патриотических сил Донбасса". Началось все с захвата под штаб офиса "Молодых Регионов" - молодежной организации, расположенной напротив ОГА, и поднятия флага. Позже был акт водружения российского флага на самом здании Областной госадминистрации, находившейся тогда еще в руках властей: мы заставили запустить группу молодых ребят внутрь ОГА, я передал им флаг России, и через несколько минут он уже висел на здании. Это была первая победа. До  камазов с бойцами "Востока", устроившего импровизированный парад на центральной площади города 9-го мая, оставалось еще два месяца. А потом началась война. Сегодня собираем старый актив, кто остался жив, вспомним пройденный путь и тех, кого уже с нами нет. 

(no subject)

Жду в ближайшем времени активизации общественного мнения насчет: Ходаковский создает сеть агентов влияния, он за единую Украину, он человек....сами знаете кого. Как дети. Друзья мои, поддержите моих противников, прошу вас. Они, бедные, уже не знают, как приспособиться - помогите им. От кураторов Сани Захарченко поступило распоряжение принять меры. Будут принимать. Бог в помощь.