Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

(no subject)

Имел честь пожать руки и поздравить ополченцев с наградами, врученными им государством за их ратный труд. Особенно приятно, что государство не обошло их вниманием в свете того, что они "некондиционные" - простите, мужики, - то есть безногие, беспалые, судимые, с российскими паспортами....Настоящие.

Постскриптум: блок-пост на Путиловском мосту восстановили и низкий поклон тому, кто принял такое решение, переступив через свое самолюбие и пойдя на поводу у "общественного мнения". Теперь бы все остальное начать доводить до правильного состояния, но это уже не при этой власти, видимо.

О нижнем белье

 

Вчера затронул вскользь вопрос о новых способах и технологиях  управления современным обществом,  но не все из апробированного историей  отброшено в корзину - старое, как мир, "разделяй и властвуй" живет и  здравствует на радость "внукам". За этот короткий период нахождения "на  острие атаки" я видел столько попыток, реализованных, и нет, создать  напряженности внутри территории, что отказался от любых приемов со своей  стороны, которые бы усугубляли ситуацию. 

Отказался от приемов, а  не от позиции. Но свою позицию я озвучиваю сам, а не через "подставных  лиц", и смею вас заверить, что, сохранив организацию, соответствующие  "службы" и уйму неглупого народу - мы не ведем подпольной работы по  дискредитации нашей убогой власти и по разжиганию к ней нелюбви.  Впрочем, в этом даже нет необходимости - она сама делает это с успехом.

 Но пока мы есть - всегда будут те, кто будет это использовать, чтобы  подперчить существование. Например, история с неким Завдовеевым, одним  из близких Захарченко, который, по показаниям свидетелей, оказался  замешан в предумышленном убийстве в той или иной роли - следствие  определит, в какой именно. Я упомянул о высокой степени криминализации  окружения главы республики, и привел пример, не называя имен и  подробностей, что парад вместе с ним на трибуне принимал человек, как  минимум, сокрывший тяжкое преступление. Но очень скоро появилась  публикация, которая в подробностях описывает, кто, кого, когда и при  каких обстоятельствах.

Collapse )

(no subject)

12 июня 2014 года в российских сми появилось официальное информационное  сообщение о состоявшемся телефонном разговоре между Порошенко и Путиным,  в котором Порошенко впервые назван президентом. Тем самым состоялось  признание одного из лидеров государственного переворота в Украине  законным правителем новой, теперь уже усеченной в формате страны. Никто  не знает, что пообещал Порошенко за свое признание Россией, и о чем шла  речь в разговорах последующих, но войну это не предотвратило, и вскоре  нам предстояло пережить самую тяжелую и кровавую страду.
 

Со  временем как-то стерлось, что одним из мотивов нашего выступления против  хунты было неприятие нами "способа прихода" к власти оппозиционных  политических сил. Мы всегда настаивали на том, что к клану Януковича мы  питали любви не меньше, чем те, кто вышел на майдан, но это не  государство, когда к власти произвольно приходят таким способом, как это  произошло в Киеве. Нас обвиняли в инертности и чуть ли не в рабской  покорности, а когда мы показали всем, как они ошибались, - если Донбасс  встает, то майдан начинает казаться детской забавой, - нас из рабов  быстро превратили в террористов.
 

Collapse )

"И опыт, сын ошибок трудных..."

Обращусь еще раз к Балашову: "В каждом деле, в каждом великом деянии человеческом, кроме долга и истекающего из него волевого позыва к действованию, кроме любви, дающей высший смысл и оправдание всякому деянию, есть еще третье звено: та искра, которая возжигает уже сооруженный костер, приводит в движение налаженный к действованию снаряд, искра эта - откровение или озарение, и приходит оно по-разному и в различные, часто нежданные миги жизни. Но это то - всегда, после чего не можно уже отступить или уступить, не порушив себя самого дозела, до полного духовного изничтожения своей личности". Когда такой момент наступил в моей жизни, я понял его как то главное, что ожидается, и не в каждой судьбе случается. Ничего не предвещало легкости и обязательной победы, напротив - путь обещал быть устланным многими скорбями. Это и потери товарищей, и боль земли, и недостижимость результата в том виде, в каком наше человеческое сознание себе его рисует, и хула, и поношения. Я не искал стимулов - решение было принято, но я искал укрепления от искушений. Я трижды был у старца Илия, однажды был у него в Оптиной пустыни. Старец, как и положено старцу, благословил на труд, но понял ли я его благословение? Донбасс делает вещественным эфирное состояние понятия "русский мир", Донбасс приносит себя в жертву. Не будем мы ни сытее, ни богаче, не будем мы ни успешнее, ни благополучнее. Кто этого не понял - пребывает в иллюзиях. Доля Донбасса и наша вместе с ним в другом - сакральном.
Я понимал, понимаю, почему страсти захватывали тех, кто был с нами на этой земле и делал свое дело, как его осознавал - все кипело и бурлило, все было переполнено энергией, страстностью. Мотороле в наследство достались нелюбовь и недоверие, взлелеянные его старшими товарищами на почве заблуждений и выдумок к нашему подразделению, и даже тогда, когда он прикрывал нам спину в бою, он не был избавлен от предубеждений. Пока мы с ним не встретились на проводах хорошего человека и не выпили по-мужски, сидя рядом на соседних стульях и имея возможность смотреть друг другу в глаза. Царство тебе небесное, Арсений. Гиви, когда его клепали в аэропорту зимой пятнадцатого, искал отношений, получал от нас возможную помощь. Я сказал тогда, что он - близкий человек другого командира, и я не стану использовать временные затруднения, чтобы перетягивать его на себя и ломать что-то в его душе: помочь поможем, но без гадостей. Так и сделали. И когда Миша год спустя по поручению своего командира, с которым у меня осложнились отношения, сказал что-то лишнее, и извинился потом - никто его не осудил. Слаб человек. Царство тебе небесное, Миша Толстых. Я понимаю все и всех, кроме откровенных подонков и подлецов, но не хочу понимать, когда люди отдаются страстям над телом раненого Донбасса, пытаясь выжать для себя что-то из истории отношений с ним. Я хочу, чтобы каждый, кто искренне вверил себя стихии борьбы на этой многострадальной земле, прекратили превращаться в стервятников в ожидании окоченения трупа. Донбасс жив и будет жить, что-то потеряв материально, но несказанно обогатившись духовно, и займут еще свое достойное место в пантеоне и Стрелков, и Безлер и другие, кого сегодня пытаются очернить и вытравить из истории. Все будет - так хочет эта земля. Сохраните только достоинство и память о своей жертве, будьте сильнее и мудрее.

На войне есть и другие фронты

Они с первых дней включились в протест, они позже с оружием в руках пошли защищать Республику: кто на фронт, кто во вновь создаваемую правоохранительную систему. Их много - честных и принципиальных, и они решили, что не всегда действующая система позволяет им максимально эффективно бороться с недугами общества, находясь на официальных позициях. Среди них не только бывшие правоохранители, но и граждаские активисты, очень даже небезразличные к судьбе нашей Родины. Они объединились, и создали Общественный Комитет контроля криминогенной обстановки - так они предполагают повысить свою эффективность. Они замахнулись на все: на коррупцию, на организованную преступность, на незаконный оборот наркотиков, на преступления против морали и нравственности - они думают, что это им по силам. Они - это очень даже сборная солянка, но общее у них - нежелание молча смотреть на общественные проблемы и болезни.

Среди них, к моему удивлению, оказались и действующие сотрудники органов ДНР, некоторых я знал еще по “прошлой” жизни. Я спросил: а вы то как тут? Поулыбались в ответ - надо помогать. Я им: сексотить будете властям (шутя)? Они в ответ - сексотить будем на власти. На что рассчитываете? Отвечают - ни на что, - так надо, иначе нельзя. На ум пришли строки одного харьковчанина: “Ни смысла и ни лада, и дни, как решето, но что-то делать надо, хоть неизвестно - что. Давайте что-то делать, чтоб духу не пропасть, чтоб не глумилась челядь, и не кичилась власть. Пусть наша плоть недужна, и безысходна тьма, но что-то делать нужно - чтоб не сойти с ума”. Точно отражают ситуацию. Что ж, приятно видеть, что те, кого народная молва всегда смешивает с “какулами”, - впереди планеты всей, опровергая стереотипы и шаблоны. Да мне ли не знать, сколько шаблонов такие мужики порвали только на моей памяти за эти два года? Прапорщик гаишник с позывным “Минск” довоевался до командира батальона, имея диабетическую стопу тяжелой формы, и перенеся не одну операцию. До последнего защищал Ясиноватую, пока здоровье окончательно не подвело - и это только один пример, а таких - тысячи.

Они решили, с учетом сложившейся в республике атмосферы и реакции на все инициативы “снизу”, не официализовывать себя - им важна практическая сторона вопроса. Руководитель организации, его замы, помы и прочее - останутся для узкого круга потребителей. Пусть так, лишь бы работало. Зачитали доклады на злободневные темы. Понравилось, что вопросы освещались в динамике развития с учетом прогнозов на будущее. Было отмечено, что основная борьба предстоит с “транснациональным” криминалом, поначалу вступающим в противоречие друг с другом, но потом, после передела и “распредела”, тесно смыкающимся и эффективно взаимодействующим, что усложняет и без того непростую работу с ним. Один из докладчиков прошелся по теме перераспределения сфер влияния с учетом изменившейся обстановки. Он отметил, что первые признаки влезания на территорию “посторонних” были замечены еще в первые месяцы протеста. Так, по его словам, уже в группе Бородая присутствовал “специалист”, имя которого связано с рядом рейдерских скандалов в России, где на него были заведены уголовные дела. Таких “маркетантов” было отслежено несколько, и их присутствие отражает заинтересованность российского криминала в территории.

Обострилась и внутренняя борьба автохтонных криминальных кланов, почувствовавших возможность перерисовать границы своих угодий. Убийство авторитета из окружения Ахметова, “уважаемого” Михаила Ляшко, или Мих Миха в простонародье - сильный ход. Здесь нужно отметить, что криминал в большинстве своем аполитичен, и для него обычно неплохо работает принцип: “ничего личного - чистый бизнес”. Примером тому может стать персона некоего Дмитрия Ульяненко, представителя енакиевской группировки. Его направлением довоенной “деятельности” был Дебальцевский железнодорожный узел, на котором он “бомбил” все: начиная от банальной солярки с тепловозов, заканчивая хищением делового металла с вагонов. У них там были проделаны просеки в лесополосах, по которым к местам отстоя вагонов подъезжали краны и грузовики. Иногда они могли снимать с вагона по нескольку тонн металла, продавая его, как изделия, что в пересчете на составы и дни давало баснословные прибыли, которыми они исправно делились со всеми “заинтересованными” лицами, прикрывавшими их на всех уровнях.

Этот тип неплохо устроился и при ополченцах, когда в Дебальцево стояли еще казаки Козицина, а после оставления города - он также лихо сработался с нацбатовцами. И даже после освобождения Дебальцево он пытался снова там прижиться - пока не знаю, успешно ли. Вот такие вот “медиаторы” обеспечивают взаимодействие “транснационального” криминала по всем основным вопросам его “жизнедеятльности”, а вопросов этих, как вы понимаете, немало. И здесь важно, чтобы ключевые позиции занимали "правильные" люди, а ключевые позиции - это прежде всего места пересечения потоков и узлы сосредоточения интересов. Применительно к местности - это прежде всего такие города, которые находятся на перекрестке всех дорог. У нас это - Горловка, Дебальцево, Ясиноватая. Через них возможно наладить любые потоки, особенно связанные с наркотиками, и сделать это в любом направлении, включая Россию. Кто-то знает что-нибудь об особом цехе на территории горловского “Стирола”, выпускавшего до войны медицинские препараты наркотического содержания? Что с ним сейчас? По нашим сведениям, он работает до сих пор. Это мощное промышленное производство, попасть на которое невозможно. Попытки сделать закупки обезбаливающих препаратов для нужд воюющих пресекались, чтобы о его работе не узнали на стороне, хотя в самом начале войны мы это делали вполне спокойно. Единицы знающих правду, на которых удавалось выходить, исчезали так быстро, что ничего не успевали и рассказать. Когда под Ясиноватой началось обострение, мы выгребали остатки обезбаливающих препаратов, делились ними с другими подразделениями, и это при том, что у нас есть свое производство, которое работает. Вопрос - на кого?

Коснулись на заседании Комитета и вопросов коррупции, и вопросов появления черного рынка оружия, спокойно кочующего даже через линию фронта, и вопросов переизбытка на руках незарегистрированного оружия, особенно на руках у криминала. Участившиеся случаи разбойных нападений с применением оружия - следствие, в том числе, дикой милитаризации группировок, в арсенале которых не просто АК и ПМ, как было раньше, но и ПТУРсы и минометы. Но особенно беспокоит, конечно, потенциальное сращение криминала и власти. Не секрет, что у властных рычагов зачастую находятся люди, имеющие яркое криминальное прошлое, или склонность к криминалу, и эти люди становятся главами администраций, внедрены в политику и управление. Сейчас членами Комитета тщательно мониторится деятельность новоназначенцев на узловые города на предмет их возможного соучастия в криминальном “бизнесе”, налаживания преступных схем, особенно в сфере незаконного оборота оружия и наркотиков. Украина видит в этом хороший метод развала нас изнутри, и со своей стороны не только не препятствует, но и способствует кооперации разного рода группировок по разные стороны линии фронта. Именно с этим могло быть связано устранение, в том числе, и Дремова, контролировавшего перспективное направление на Луганск и Россию, и не дававшего налаживать транзит по своей земле. Есть подобные примеры и на украинской стороне, когда попытки отдельных энтузиастов прекратить потоки наркотиков заканчивались для них смертью.
Вот, в целом, краткий отчет об новой общественной инициативе. Сейчас разрабатывается система обратной связи с обществом, чтобы привлечь к работе более широкие слои, особенно по вопросам сбора информации. Думаю, что такое начинание нужно всемерно поддерживать, для чего, собственно, я и был приглашен в состав Комитета. Удачи нам всем.