Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Узкий взгляд на предмет

Я думаю, что наши предки, когда били ливонцев и тевтонцев, продолживших «славное дело» крестовых походов, но уже против православных христиан, и не подозревали, как сложно будет делать их работу в современном мире. Ордена иезуитов, как и ливонцев с тевтонцами, нет уже давно, но дело его живет, а методы совершенствуются. У меня нет сомнений, что мы сейчас отбиваем очередной крестовый поход, а Донбасс что-то вроде Ладожского озера, но Бог мой, как все сложно! Такое махровое иезуитство...Нам, оказывается, проще не видеть очевидного, чем назвать вещи своими именами. Возможно, мы думаем, что мы их измотаем, или они замерзнут на наших морозах, как немцы под Москвой....Но они здорово поумнели - они против нас используют уже нас самих. Дёшево и сердито. И элегантно. Четверть Украины подчиняется Ватикану. Униаты, или греко-католики, когда предали православие, получили право отправлять обряды по привычке на православный манер, но подчинились Риму. И как раз на Западной Украине их наибольшая концентрация. Да добавим к ним теперь более современных отступников, которые кипятком писают в ожидании томаса - и вот вам и движущая сила. Я хочу отметить, что наше противостояние чем дальше, тем меньше становится политическим. Его суть в конце концов приобрела более истинные очертания, и несмотря на то, что радоваться тут особо нечему - меня это радует.

(no subject)

На вершине Саур-Могилы похоронено семеро моих бойцов, погибших во время попыток ВСУ захватить курган. Эпопея защиты этой высоты была настолько драматичной, что я нисколько не задумываясь отдал распоряжение захоронить павших там, где они сложили головы, и каждый год, когда проводится общее мероприятие накануне Дня Победы, верхушка руководства вынуждена стоять рядом с могилами солдат "Востока". Сегодня мы побывали на Саур-Могиле, возложили цветы к могилам, почтили ребят минутой молчания, пообщались с их близкими. Удивились, когда от снежнянских активистов узнали о проведенном недавно совещании под эгидой господина Трапезникова, бывшего руководителя фанклуба футбольного клуба "Шахтер", принадлежащего Ринату Ахметову, а нынче второго человека в государстве, на котором было принято решение с крестов на могилах фотографии с изображением погибших ребят и эмблемой "Востока" снять, и заменить их просто табличками с именами, - чтобы не было эмблемы.

Collapse )

(no subject)

Вот и еще один признак того, что Украина скатилась до уровня Сомали - арестовано еще одно российское судно. Осталось только принять закон о легализации пиратства вслед за законом о геноциде... простите - реинтеграции Донбасса, - и можно смело протирать лавку в хвосте мировой цивилизации. Хотя, - о чем это я? У "цивилизованного" мира нонче своя оценочная шкала. Я помню библейский сюжет, когда фарисей молился, что слава тебе, Господи, что я не такой, как они, а мытарь смиренно просил: Боже, милостив буди мне грешному. Но вот ей ей хочется сказать именно словами фарисея: Господи, благодарю тебя, что я не с ними, не с цивилизованным миром!!!!!

(no subject)

А в целом, я был не прав, что поддался эмоциям и вступил в полемику с человеком, который совершенно не представляет нашей реальности. Для православных сейчас особое время, и по-хорошему в эту неделю следовало бы вообще не открывать компьютер, но обстановка не хочет считаться с желаниями, и я обманул и одновременно оправдал себя тем, что Христос менял из храма изгонял не уговорами...Но до Воскресения я, пожалуй, воздержусь от присутствия в сети, и поэтому всех с наступающим праздником! А ниже в очередной раз опубликую свое старое почти пасхальное стихотворение, напомнив себе, что когда-то я был более созерцательным....и, возможно, содержательным.

Collapse )

(no subject)

Что для каждого из вас словосочетание "одна шестая часть суши"? Уверен, чтобы оно для вас ни значило - все это очень субъективно. Кто-то тоскует по тому времени, когда мы гордились проживанием на одной шестой части суши, кто-то называет ее империей зла - но все это личностное. С объективной же точки зрения, ну, или хотя бы с претензией на объективность, - это прежде всего история тысячелетней экспансии и непрерывных войн за расширение территории, которая потом и превратилась в одну шестую.

Есть традиции, которые индивидуализируют форму существования народа, или народности. Как говорят этнографы, такой обряд, как кровная месть на Кавказе, вплелся в традицию по причине дефицита возделываемых земель в горных районах и необходимости поддерживать оптимальную численность населения. А такой обряд, как гостеприимный гетеризм, например, свойственный замкнутым общинам где-нибудь на Тибете, появился из-за интуитивного понимания необходимости разбавлять кровь, чтобы избежать вырождения. То есть, узаконенное традицией убийство и узаконенная супружеская измена, являющиеся для большинства народов неприемлемыми, для некоторых чуть ли не способ выживания, если верить специалистам. Помните все тот же "Мимино"? Там старик отправлял главного героя с напутствием: встретишь его там - не убивай. Времена сейчас не те - НЕ ТАК ПОЙМУТ.

Collapse )

(no subject)

Это кадры из фильма "И все-таки я верю" Ромма, снятого в 1974 году. Всем, кто скептически рассуждает о фашизме в Украине, следует помнить, что и фашизм в Германии возник не одномоментно. Когда в двадцатых годах Шпенглера спросили о возможности второй мировой войны, он ответил, что она обязательно будет году эдак в сороковом, потому что как раз подрастет поколение, не знавшее ужасов первой мировой.
Фашизма в Украине нет, но есть его признаки, есть склонность к нему остро радикальных слоев и благодатная почва для его распространения. И есть не просто поколения, не знавшие его ужасов, а поколения, у которых искусственно стирается память об этих ужасах, память о тех, кто победил и сам фашизм, как бесконечный ужас. И как бы кому-то не казалась заидеологизированной политика государства, делающего Победу почти религией - сегодня это должно быть именно так. Чем дальше мы от нее, чем меньше живых участников тех событий - тем сильнее должен быть акцент, преодолевающий естественное стирание из сознания самой сути того, победу над чем ознаменовала Победа.


"И опыт, сын ошибок трудных..."

Обращусь еще раз к Балашову: "В каждом деле, в каждом великом деянии человеческом, кроме долга и истекающего из него волевого позыва к действованию, кроме любви, дающей высший смысл и оправдание всякому деянию, есть еще третье звено: та искра, которая возжигает уже сооруженный костер, приводит в движение налаженный к действованию снаряд, искра эта - откровение или озарение, и приходит оно по-разному и в различные, часто нежданные миги жизни. Но это то - всегда, после чего не можно уже отступить или уступить, не порушив себя самого дозела, до полного духовного изничтожения своей личности". Когда такой момент наступил в моей жизни, я понял его как то главное, что ожидается, и не в каждой судьбе случается. Ничего не предвещало легкости и обязательной победы, напротив - путь обещал быть устланным многими скорбями. Это и потери товарищей, и боль земли, и недостижимость результата в том виде, в каком наше человеческое сознание себе его рисует, и хула, и поношения. Я не искал стимулов - решение было принято, но я искал укрепления от искушений. Я трижды был у старца Илия, однажды был у него в Оптиной пустыни. Старец, как и положено старцу, благословил на труд, но понял ли я его благословение? Донбасс делает вещественным эфирное состояние понятия "русский мир", Донбасс приносит себя в жертву. Не будем мы ни сытее, ни богаче, не будем мы ни успешнее, ни благополучнее. Кто этого не понял - пребывает в иллюзиях. Доля Донбасса и наша вместе с ним в другом - сакральном.
Я понимал, понимаю, почему страсти захватывали тех, кто был с нами на этой земле и делал свое дело, как его осознавал - все кипело и бурлило, все было переполнено энергией, страстностью. Мотороле в наследство достались нелюбовь и недоверие, взлелеянные его старшими товарищами на почве заблуждений и выдумок к нашему подразделению, и даже тогда, когда он прикрывал нам спину в бою, он не был избавлен от предубеждений. Пока мы с ним не встретились на проводах хорошего человека и не выпили по-мужски, сидя рядом на соседних стульях и имея возможность смотреть друг другу в глаза. Царство тебе небесное, Арсений. Гиви, когда его клепали в аэропорту зимой пятнадцатого, искал отношений, получал от нас возможную помощь. Я сказал тогда, что он - близкий человек другого командира, и я не стану использовать временные затруднения, чтобы перетягивать его на себя и ломать что-то в его душе: помочь поможем, но без гадостей. Так и сделали. И когда Миша год спустя по поручению своего командира, с которым у меня осложнились отношения, сказал что-то лишнее, и извинился потом - никто его не осудил. Слаб человек. Царство тебе небесное, Миша Толстых. Я понимаю все и всех, кроме откровенных подонков и подлецов, но не хочу понимать, когда люди отдаются страстям над телом раненого Донбасса, пытаясь выжать для себя что-то из истории отношений с ним. Я хочу, чтобы каждый, кто искренне вверил себя стихии борьбы на этой многострадальной земле, прекратили превращаться в стервятников в ожидании окоченения трупа. Донбасс жив и будет жить, что-то потеряв материально, но несказанно обогатившись духовно, и займут еще свое достойное место в пантеоне и Стрелков, и Безлер и другие, кого сегодня пытаются очернить и вытравить из истории. Все будет - так хочет эта земля. Сохраните только достоинство и память о своей жертве, будьте сильнее и мудрее.

"Верую, Господи, помоги моему неверию"

      И снова, Спаситель, молю Тебя: спаси меня по благодати! Ведь если бы Ты за дела мог спасти меня, это не было бы благодатью и даром, но скорее долгом. Так, богатый состраданием и неизреченный в милости, - ибо Ты сказал, о Христе мой: "Верующий в Меня будет жить и не увидит смерти вовеки". Если же вера в Тебя спасает потерявших надежду, - то вот, я верую, спаси меня, ибо Ты - Бог мой и Создатель. Да зачтется же мне вера вместо дел, Боже мой, ибо не найдешь Ты никаких дел, оправдывающих меня. Но вместо всех их пусть будет довольно этой веры моей.....
Это отрывок из восьмой молитвы утреннего правила. Он поможет объяснить, почему правая рука не должна знать, что делает левая, когда последняя творит добро, - потому что подчас добро творится целенаправленно, чтобы пополнить накопительный счет перед выходом на вечную пенсию. Но как быть тем, кто и Писания никогда в руках не держал, и про веру имеет самое смутное представление? Не мне и не здесь пускаться в миссионерство, тем более, что я и сам тот еще верующий: "верую, Господи, помоги моему неверию" - но как повод для надежды напомню, что в Святом Предании есть такое понятие - молитва деланием. Возможно, это для таких, как я, и как те, кто уходит от нас прямо с поля боя. Когда мы начинаем рассуждать рационально, плодить версии про сговоры и про проекты, заниматься конспирологией - мы убиваем веру в то, что доброволец вышел на брань с оружием в руках ради святого дела, мы убиваем его веру, в чем бы она ни заключалась. Когда он защищает Родину, когда он спасает свою землю - подвиг его свят, и нося в себе эти мотивы - он молится деланием, но когда он жертва интриг, когда он просто "лох", которого использовали в своих целях "великие" мира сего - он просто убийца и слепой инструмент чужой воли.

Когда я открыл аккаунт ВКонтакте, я начал обращать внимание, сколько моих бойцов стало записываться в друзья. И не только моих. Я отметил для себя, как все перетекает в информационном поле, и нет ни одного уголка, куда бы не заглянуло "общественное мнение". Это важно и полезно, но другое дело, что оно несет в себе - это "общественное мнение". Вера - это всегда иррационально, это всегда "субъективная сторона". И в этом вопросе не важно, что там говорят факты, анализ и расследования, а важно только то, что чувствует человек, взявший оружие в руки и несущий смерть. Или он воин света, и таким себя ощущает, или он заблудшая овца, обманутая кем-то и брошенная обществом. Если он Пересвет, то и мир его иной, и упоения злом не случится, и умирая он будет думать, что умирает за хорошее дело. Но совсем не так, когда все и вся монотонно жужжит ему в уши, что общество не так уж и нуждается в его "услугах" - во что ему тогда верить? Оглянитесь вокруг себя - все ли говорит вам о том, что мы, как общество, дышим одним воздухом с теми, кто нас, вроде бы, защищает?

Так случилось, что война, - и не так важно, плодом чьих усилий она стала. Точнее, важно для вынесения приговора, но не важно для солдата, который в горних политических высях не летает, а ждет адекватного отношения общества к своему решению. Он ждет - этот солдат - когда с поля боя вынесут тела двоих его товарищей, которые больше недели лежат в снегу после первого же дня боев последнего обострения. Никогда бы такого не случилось в четырнадцатом, чтобы нам отказали в возможности похоронить своих погибших - отказали свои. Никому нет дела из "соответствующих" инстанций, что тела брошены, хотя всегда есть дело, если перебита ЛЭП, или железнодорожное полотно, по рельсам которого делается бизнес. А бойцы эти "живы", потому что наложен запрет на подачу рапортов о потерях в подразделениях - нужно соблюдать статистику. Вы мне скажите - не следствие ли это того, что отношение всего общества к происходящему изменилось? Вы спросите себя сейчас сами, именно в этот момент, когда прочтете эти строки - что вы чувствуете? Я не ходил на референдум - некогда было, да и не хотел. Я хотел одного - уберечь эту землю от нашествия. Этого хотел Моторола, этого хотел Ваня Балакай, этого хотел Гиви. Это сейчас я "политик", а тогда я был от политики очень далеко, и своих солдат я отправлял на смерть не ради политики, а ради спасения нашей Родины и нашего наследия. И для меня ничего не изменилось. А ты, общество, думай, чего ты хочешь.

Предавший раз - предаст не единожды

Каждый помнит детскую сказку про неразменный рубль. Сколько девчонок и мальчишек, имея в кармашке свои десять копеек на пирожок или коржик, мечтали о таком рубле – это же сколько солдатиков и жевачек можно было бы накупить! Но сказки на то и сказки, чтобы не становиться былью. Зато воплотилась в жизнь легенда про другую метафорическую денежную «единицу» – тридцать сребреников. Вот уж где действительно – «неразменные монеты». А сколько желающих стать их обладателями – просто диву даешься. Но разве что путнее можно приобрести за эти деньги? Что на них можно создать, если они получены из рук дьявола – а ведь именно он и платит этой неразменной монетой каждому, кто заключает с ним сделку? Помню, как сливали Стрелкова некоторые из его командиров. Что он мог им дать, кроме гарантированной смерти в бою? А здесь сразу тридцать сребреников. Правда, смерть от сделки, за которую уплачены эти деньги – еще страшнее смерти физической, но кто, способный взять этот проклятый мешочек, способен это еще и осознать?

В Евангелии сказано, что горе тому, кто соблазняется, но еще большее горе тому, кто соблазн в мир приносит. Перед тем, как Стрелкова вывели, его предали сразу несколько его офицеров – поменялась конъюнктура. Все они потом были обласканы и получили должности, в соответствии со степенью своего личного предательства. Из тех, кого знаю – не предал только Козырь, впоследствии снятый с должности командира седьмой бригады, сформированной на базе славянского ополчения, но он совершил неудачную посадку – попал в плен, был обменян, и потерялся. Когда у него начались серьезные проблемы, до пленения, я предложил ему переходить к нам, но он отказался – остался верен чему-то там в своей голове и своем сердце. Он вернулся назад в бригаду простым комбатом, где позже и попал в плен. Другие же сейчас при деле; но есть одна особенность именно у этой фиксированной суммы: в отличие от неразменного рубля – она множится. И каждый мешочек, полученный из рук нечистого, способен производить себе подобные, чтобы дело цвело и ширилось. А эти «другие» стали участниками своеобразной «финансовой пирамиды», и действуют по ее принципу: чем больше приведешь в ее состав неофитов – тем больше получишь бонусов.

Замкнутый круг. А в таких сделках по другому и не бывает: совершив предательство, чтобы сохранить право обладать заветным мешочком – нужно предавать и предавать, пока пирамида не рухнет. Дьявол – великий гроссмейстер, и переиграть его еще никому не удавалось. Единственное спасение от него – не играть с ним вовсе. Великий соблазн, как и великая маскировка - разжечь себя пламенем борьбы за разумное, доброе, вечное, или примкнуть к тем, кто горит, чтобы светить отраженным светом, замаскировав даже от себя свое нутро. И тогда возникает искушение сказать, что цель оправдывает средства: дескать, ради великой цели можно и лгать, и предавать. Вот тут он нас и поджидает, ласково нашептывая, что совесть в таких вещах – не лучший советчик, нужно быть умнее и расчетливей. Судить, дескать, будут потомки – цыплят по осени считают. Судить будут на страшном суде, и присудят, а потомки, к их и нашему великому сожалению, о том, что кому присудили, так никогда и не узнают, повторяя за нами наши ошибки.

Сегодня очевидно, как разрослась эта «пирамида»: лгут, врут, побрехивают и предают на каждом шагу – и все ради какой-то цели. Да понятно, какая у этих «высокоморальных» людей цель – не веря в спасение ТАМ, они судорожно пытаются спастись здесь, в своем микромире, сотканном из неправды и реализованных соблазнов. Ничего, кроме жалости и сочувствия, этот их мир не вызывает. Наблюдая трусость и потуги всеми силами удержаться на плаву в милой их сердцу «экосистеме», так и хочется воззвать…..Но смотришь на себя, и замолкаешь – точно уж не пророк в своем отечестве. Крещен я был, как и большинство, в неразумном детстве, но путь к христианству начал уже осознанно взрослым. Путь-то начал, но так никуда и не дошел – даже молиться толком не научился. Но кое-что из многого прочитанного все же усвоил: апостол Петр трижды отрекся от Христа перед страхом казни, но апостолом остался – слаб человек, потому и был прощен. И кто по слабости своей вступает в игру с дьяволом по его правилам – бегите, пока не поздно, от него, бросайте свои мешочки и не соблазняйте «малых сих» - таких же слабых. Горе тому, от кого соблазн в этот мир приходит.

Да, над нами люди, безусловно, великие. Но даже мне, с моими то несколькими тысячами, стоило больших трудов всех слышать и слушать. Многое совершалось на доверии, многие направления отдавались «на откуп» соратникам, и не все справлялись. А что говорить о Путине? Не хочу дублировать старую присказку про доброго царя, который ничего не знает о бедах народа, но, объективно, всего знать просто невозможно. А если еще информация льется из противоречивых источников – то разобраться тем более сложно. И у всех свои аргументы. Но, простите за нескромное предположение, и дай ему Бог здоровья и долгих лет жизни, - и Путин не вечен. Я думаю, не один из нас готов поделиться с ним годами нашей жизни, чтобы продлить его земные дни, но механизма такого еще не придумали, а значит, нужно смотреть вперед, туда – где уже многих из нас не будет. Вопрос «есть ли жизнь после Путина» для нас не стоит: России быть, и русским быть. И даже если есть они, эти строки в Писании: «Что ты печешься о дне завтрашнем – придет завтрашний, - сам о себе позаботится» - то написаны они, скорее всего, как раз для тех, кто как мышь в нору натаскивает запасы тленные, заботясь о своем личном благополучии, но не для тех, кто творит историю.

А мы все стали, хотим мы того или не хотим – творцами истории, так может не станем как раз до уровня этих мышей и опускаться, осознавая, какая роль нам выпала? Что будет с Россией завтра, если победят сегодня «рациональные и прагматичные»; завтра, когда не станет того, кто сейчас, как веретено, намотал на себя все радости и горести огромного мира – русского? Ответ, я думаю, очевиден: растащат страну на куски, или продадут, как сырьевой придаток, еще более, чем они сами, циничным игрокам за бо-о-ольшие тридцать сребреников. Маленькие предательства неизбежно сольются в одно большое; маленькие шкурные интересики, сплетаясь, реализуют в конце концов глобальный интерес «гроссмейстера», в котором стирание России с сакральной карты – не последний пункт. Поэтому так повышается цена наших собственных предательств и вранья. Мне нравится, как сказал когда-то Окуджава в одной из песен: «Как обаятельны для тех, кто понимает, все наши глупости и мелкие злодейства». Предательств в этом списке нет.

(no subject)

          Кто носит нательный крестик, наверное, может со мной согласиться, что после длительного ношения уже перестаешь его замечать – он становится частью тебя. И если вдруг обнаруживаешь, что его на тебе нет, то чувствуешь себя не в своей тарелке, словно голый. Христианин знает, что нательный крест – это не оберег, это – символ соразделения крестного пути Христа, обетование нести свой жизненный крест, как пронес его Он. Наши довоенные отношения – Украины с Россией – несмотря на то, что формальная сторона и определяла нас, как два разных государства, были для нас, как нательный крестик – неотъемлемой частью нас самих. Мы всеми сторонами нашей души были посвящены друг другу, даже несмотря на наличие «государственных» границ. Сейчас все изменилось. Отрекшись от России, Украина должна чувствовать себя голой и незащищенной духовно, но кто-то настойчиво углубляет кризис. Выкресты – принявшие христианство носители другой веры, а как назвать тех, кто отрекается от своей веры в угоду политике?
              Украинские политики давно уже взяли прозападный курс, наверное, еще с тех времен, когда у них появились первые счета в иностранных банках. Но люди носили в себе свою веру свято, веру в то, что украинцы и русские – одно целое. Как же так случилось, что следствием политической истерии стало отречение украинцев от своей идентичности, от своей веры? Неужели сумели наши западные «товарищи» реализовать свою давнюю задумку – расколоть сознание надвое? Не хочется верить, но хочется сказать украинцам, что не потеря Крыма, не война на Востоке – исключительно политические следствия бездумной политики украинских олигархов, пляшущих под дудку своих хозяев, - настоящие потери. Настоящей потерей станет для вас утрата единства с русскими, которая случается на наших глазах. Рано или поздно война закончится, но если вы сейчас не опомнитесь – останетесь сиротами. Я обращаюсь не к тем, кто, как шакалы, набрасываются на вкусное и тащат из этого блога «пикантные» подробности для своих вшивых заметочек, а к тем украинцам, которые, к моему немалому удивлению, стали его посетителями не для того, чтобы посмаковать вкусненькое, а чтобы что-то понять и разобраться.  После того, что произошло на майдане, Россия не могла действовать иначе, как не могла не помочь Донбассу, от которого Украина отреклась. Слова Порошенко, адресованные Владимиру Владимировичу в Минске, с просьбой забрать Донбасс себе, хоть и удалили быстро из эфира, но мы их не забыли. Помните и вы их.